ИНТЕРЕСНО: Мы благодарим группу компаний "Настройка", которая оказывает нам услуги по направлению обслуживание компьютеров в Санкт-Петербурге
еще ...  
Наш виртуальный клуб:
Дайвинг-бизнес:
Вход для пользователей:
Справочная информация:
Дайвинг-новости:
Наш портал:

Дайвинг - опрос
Вы ныряли в Таиланде?

 
Да, на Пхукете
 
Да, на Пхи-Пхи
 
Да, на Самуи
 
Да, на Ко Тао
 
Нет, не нырял
результаты опроса
Обсуждаемые темы еще...
Компрессор высокого давления 220 вольт 300 атм(бар) для PCP пневматики, дайвинга, пейнтбола, акваланга электрический c...

прикреплено фото/видео: 2 шт.
18.02.2022 16:58
Hobie
Принимаю заказы...

27.07.2021 11:54
Ewsdea
статья и правда...

08.07.2020 8:09
Dewed
Случайное фото
Неожиданная встреча
Автор: NataLina
Дата: 18.11.2011
Просмотров: 3242
Всего в альбоме:
69 фотографий

весь фотоальбом
Последний комментарий
складские ...

12.08.2022
Гость
Слово из словаря
беспозвоночное животное - invertebrate

Сейчас на сайте
Сейчас на сайте веб-дайверов: 0
Онлайн гостей: 109

Поддержать сайт на DIVEtop.ru:






Статьи
поиск:
Подводная психология
Подводная психология


Два десятилетия назад во всем мире, а у нас в стране до совсем недавнего времени, снаряжение аквалангиста было спартанским и требовало от подводника большого внимания и хорошей физической подготовки.

Большинство аквалангистов составляли боевые пловцы и профессиональные подводники — натренированные, хладнокровные и психически устойчивые ребята. Существовали также любительские клубы подводного плавания, использовавшие отечественное и нередко самодельное снаряжение. «Фанаты» выезжали в отпуск на моря, тащили на себе акваланги, компрессора и все снаряжение, жили в палатках и ныряли в дождь, грозу и шторм с надувных резиновых лодок. Люди разных профессий, они также были закаленными и выносливыми, внутренне готовыми к любой стрессовой ситуации.

С появлением комфортного снаряжения и бурным развитием легководолазной развлекательной индустрии подводное плавание с аквалангом стало доступно всем. Огромное количество дайв — центров на разных морях и океанах приглашают туристов опуститься под воду со всеми удобствами, а дайв — школы ежедневно выпускают сертифицированных новичков. Таким образом, крут случайных и постоянных любителей акваланга значительно расширился. Ранее в подводную элиту отбирали психически устойчивых и хладнокровных молодых мужчин; сейчас же аквалангистами становятся все, кто пожелает, включая нервных и трусливых, склонных к депрессиям и стрессам. Разумеется, подводные школы при наборе в группы обучающихся руководствуются не соображениями безопасности, а в первую очередь коммерческими интересами.

Поэтому вполне закономерно, что число несчастных случаев при погружениях резко возросло. Подавляющее большинство ЧП происходит по психологическим причинам, причем «естественный отбор» начинается уже на стадии обучения: 5 — 15% смертельных случаев зарегистрировано во время начального курса в бассейне и на море. Вообще вероятность несчастного случая в значительной мере определяется психической и физической реакцией подводника на стресс. Одни способны справиться с ним, подавить панику и хладнокровно найти правильный выход из любой ситуации, которая для других окажется гибельной.

Выделяют три стрессовые реакции человека, опасные для его жизни:

  • паника — наиболее распространенная психическая реакция;
  • усталость — физическая реакция на стресс;
  • внезапный смертельный синдром — стрессовая реакция сердца.

Первую подавляют силой воли, интеллектом и хладнокровием. Знания и практический опыт играют важную роль, придавая уверенность в себе и подсказывая выход из любого, самого безнадежного положения.

Фатальность второй реакции полностью зависит от физической подготовленности человека, его снаряжения, а также от особенностей окружающей среды.

Остановка сердца под воздействием стресса угрожает прежде всего людям с различными сердечными заболеваниями.

Паника

Паника — неадекватная психическая реакция на реальную или воображаемую угрозу, при которой теряется контроль над собственным поведением и способность логически мыслить. При возникновении паники по какой-либо причине человек фокусирует все свое внимание на ней одной, забывая обо всем остальном, что и приводит его к катастрофе. Нервные и беспокойные люди предрасположены к взрывным паническим реакциям на возникновение форс—мажорной ситуации, в которой хладнокровный человек чувствует себя нормально. Поскольку сама окружающая среда под водой создает стрессовую обстановку, в особенности для начинающего, малейшие отклонения от нормы ввергают слабонервных в пучину паники, из которой нет выхода.

Вообще наши стрессовые рефлексы выражаются отчаянной дилеммой — бежать или драться. Если мы встречаем двоих грабителей в темной подворотне, страх и паника заставляют одних удирать сломя голову, а других — бездумно бросаться на превосходящего силой противника. Те же рефлексы действуют и под водой. Например, рефлекс бегства. Если у начинающего подводника неожиданно срывается маска, он панически устремляется вверх — к спасительной поверхности, забывая о баротравмах и декомпрессионной болезни. А ведь ничего страшного, в сущности, не произошло! Или пример агрессивного рефлекса: человек, которого вынесло течением в открытое море, в отчаянии будет активно плыть против течения к своему берегу с тающими сопками вдали и в конце концов утонет от изнеможения.

В стрессовой ситуации возбуждение симпатической нервной системы и мощный выброс адреналина в кровь стимулируют работу сердца и усиливают дыхание. Человек чувствует сильное частое сердцебиение, дышит быстро и беспорядочно — в результате начинает задыхаться, а воздушное сопротивление в легочном автомате делает нехватку воздуха невыносимой; слабое сердце может не выдержать перегрузки и остановиться. Таким образом, паника приводит к несчастью не только из — за потери самоконтроля, но и вследствие физиологических изменений в организме. Не случайно, она наиболее часто становится причиной смерти подводника — на ее «совести» 80% (!) погибших под водой.

Совсем недавно случилось печальное происшествие в Канаде. Опытные аквалангисты Шубин и Бенджамин вместе с начинающими Никкелем и Петерсом погружались в Западном Ванкувере. Они планировали опуститься на глубину 30 м вдоль отвесной скалы и затем подняться на ее платформу. Через 12 мин на глубине 25 м Шубин и Никкель, находясь рядом Друг с другом, вдруг увидели, что другая пара не может поддержать нейтральную плавучесть. Шубин заметил, что Никкель активно работает ластами, чтобы остаться взвешенным на прежней глубине. Старший товарищ приказал надуть компенсатор, что Никкель и сделал, продолжая медленно опускаться. Шубин схватил его и попробовал надуть свой сухой костюм, но оба продолжали падать с ускорением. На глубине 66 м Никкель уже был в панике, потеряв всякую способность думать, реагировать или действовать. Он лишь крепко держался за Шубина, но в какой — то момент их оторвало друг от друга, и Шубин, в своем надутом сухом костюме, ракетой взлетел вверх, а его младший партнер 23 лет от роду продолжал падать в черную бездну… На поверхности Шубин увидел, как рядом выбросило Бенджамина — также в полностью надутом костюме. Тот что-то бормотал, и Шубин закричал подводникам на берегу, чтобы те вызвали медицинскую помощь. На берегу Бенджамина подвергли сердечно—легочной реанимации, но безуспешно — он скончался.

Итак, трое погибли, один остался в живых. Вспоминая, Шубин не понимает, почему обе пары не смогли сохранить нейтральную плавучесть — ведь снаряжение перед погружением было проверено. Возникает вопрос: почему они не скинули грузовые пояса или хотя бы не схватились за скалу? Ответ прост — ПАНИКА парализовала способность хладнокровно думать, причем не только у новичков, но также у их опытных товарищей.

В то же время воля, стойкость и хладнокровие неоднократно спасали аквалангистов даже в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях. Пример тому — история итальянского инструктора Роберто Багнаско.

Это случилось в Хургаде летом 1996 г. Роберто с товарищем решили погрузиться у вертикальной стены рифа Эрг— Сомайя и исследовать его до основания на глубине 80 — 85 м. Товарищ планировал остановиться на 70 м и затем медленно подняться наверх, а Роберто решил достичь стометровой глубины и всплыть, дрейфуя по течению. В тот день погода разыгралась, и скорость течения увеличилась, что поставило под угрозу задуманный план. Товарищ предложил перенести погружение на другое время, но Роберто оказался слишком горд, чтобы отступить перед непогодой. Снаряжение нашего героя было отличным, а два 15-литровых баллона позволяли пробыть под водой длительное время.

Вначале все шло по плану: приятель остановился на глубине 70 м, а Роберто опустился к основанию рифа и продолжил спуск по пологому песчаному дну. Ошибка! На такой глубине с аппаратом на сжатом воздухе активно плавать нельзя! Роберто доплыл — таки до отметки 101 м и посмотрел на компьютеры: оба давали одни и те же данные по декомпрессионным остановкам. Пора возвращаться. Но из-за активного плавания незаметно подкралось азотное опьянение, и Роберто потерял способность здраво рассуждать. Он уже не мог найти обратный путь к рифу, поскольку видел только прямо перед собой — яркий пример туннельного зрения вследствие наркотического опьянения. Он старался отыскать громадную стену рифа и сосредоточился лишь на этой цели, забыв как следует надуть КП для увеличения положительной плавучести.

Роберто снова поплыл в поиске потерянного рифа. (Та же ошибка! Надо было подняться из опасной глубоководной зоны и уже потом плыть к рифу). Каждое движение ластами усиливало наркоз… Роберто помнит данные компьютера на дисплее: 99 м, 98 м, 97 м… И затем — БАЦ! — чернота и потеря сознания. Какой-то отдел мозга еще шевелился и хотел выбраться из бездны, но большая его часть находилась в растительном состоянии. Роберто продолжал плыть и дышать без сознания еще некоторое время. Он очнулся из — за тревожных звуковых сигналов обоих компьютеров снова на глубине 100 м. Они показывали время декомпрессии — 99 мин с первой остановкой на 24 м, а в акваланге оставалось лишь 73 атм. Это был конец! Но Роберто не запаниковал; усилием воли он надул компенсатор и стал подниматься со скоростью, лишь немного превышавшую безопасную, рассчитанную компьютером. Течение отнесло подводника в открытое море, и он оказался в безбрежной синеве на 60 м. Голова прояснилась, и Роберто напряженно размышлял, что лучше: немедленно всплыть на поверхность и медленно умирать от декомпрессионной болезни, дрейфуя к югу Красного моря, или же упасть в пучину и послать к черту все на свете. Он поднялся на 24 м и сделал первую остановку, несмотря на нехватку воздуха: глубокая остановка очень важна, лучше пропустить мелководные. Компьютеры все еще показывали декомпрессионный период в 99 мин. Роберто поднялся на глубину 6 м и решил оставаться на ней пока полностью не закончится воздух в аппарате. Впоследствии он согласится, что мог бы сделать небольшую остановку на 12м — это смягчило бы эффект ДБ. Но в то время он еще с трудом соображал и слишком боялся остаться на глубине без воздуха. Обстановка создалась не из самых роскошных: дрейфуя с течением уже более часа, Роберто страдал от резкой боли в плечах и гипотермии, а когда смотрел в бездонную синеву, то чувствовал сильное головокружение. Будущее представлялось весьма туманным, но главное все же было то, что он выбрался на поверхность; вот и катер где — то прошел…

Капитан их судна прекрасно знал течения, и, когда после благополучного всплытия первого подводника все сроки вышли, повел катер в море. Они заметили красный буй и таким образом обнаружили нашего героя. Его приятель прыгнул в воду, и Роберто объяснил, что случилось. Тот спустил свежий 10-литровый баллон, поскольку воздух в старом акваланге практически закончился, и связался по радио с барокамерой.

Через полтора часа Багнаско на вертолете доставили в камеру, по дороге надев кислородную маску. Диагноз: полупаралич правой руки, отсутствие рефлексов в ногах и общая дискоординация. Все симптомы ДБ были устранены в рекомпрессионной камере.

Комментарий

Итак, Роберто Багнаско остался жив и здоров и продолжает активно погружаться. Эта история, излечив его от самоуверенности и ненужных амбиций, послужила прекрасным опытом для будущей подводной деятельности. На ошибках учатся! Однако залогом благополучного возвращения стало все-таки хладнокровие и умение здраво и спокойно мыслить даже под азотным наркозом.

Факторы, гибельно воздействующие на психику аквалангиста, можно разделить на четыре основные группы:

1. Индивидуальные особенности и физическое состояние:

  • иррациональные страхи — фобии;
  • нервный и беспокойный характер;
  •  неопытность и неуверенность в себе;
  • морская болезнь и тошнота;
  • физическая усталость;
  • головокружение;
  • воздействие алкоголя или наркотиков;
  • изическая неподготовленность;
  • травмы и заболевания;
  • гипотермия.

2. Социальные факторы:

  • потеря партнера (группы) под водой;
  • неуверенность в партнере;
  • одиночество;
  • отсутствие страховки на поверхности.

3. Проблемы со снаряжением:

  • потеря плавучести и неисправность компенсатора;
  • срывание маски с лица и ее потеря;
  • неисправность легочного автомата
  • потеря ласты;
  • израсходование воздуха в баллонах;
  • прорыв гидрокостюма.

4. Опасности подводного мира:

  • сильное течение;
  •  мутная, холодная и темная вода;
  •  мягкие засасывающие донные осадки;
  • большие и опасные морские животные;
  • зоны повышенного риска: пещеры, затонувшие корабли.

Фобия

Страх или тревога перед лицом действительной угрозы — нормальное явление для всех людей. Но у некоторых со временем чувство опасности и беспокойство постепенно перерастают в фобию — хронический иррациональный страх. Наиболее распространены следующие его виды: клаустрофобия по отношению к малому объему маски, гидрофобия — боязнь подводной среды, животный страх перед глубиной и ночными погружениями, мутной водой, боязнь акул и крупных морских животных. Фобии могут возникнуть вследствие несчастного случая или травмы в детстве, под впечатлением от фильмов и рассказов очевидцев. Многие, например, насмотревшись ужасных фильмов об утопленниках, боятся мутной воды; другие шарахаются от крупных рыб, всегда готовые обратиться в паническое бегство. Широко распространен так называемый голубой синдром — подводный аналог агорафобии. Человек, находящийся в толще воды без партнеров, чувствует полное одиночество и собственное ничтожество в безграничном голубом пространстве океана, и ему становится страшно. Он взлетает вверх с ощущением, что океан тянет вслед за ним свои щупальца, не желая отпускать. Забывая обо всем на свете, кроме единственной цели выбраться на поверхность, он получает декомпрессионную болезнь и баротравму легких. Избежать синдром просто: достаточно погружаться с партнером или сосредоточиться на каком-либо предмете снаряжения.

Не стесняйтесь рассказывать о своих страхах инструктору — он профессионал и всегда найдет способ Вам помочь. Практически у всех подводников страхи проходят с приобретением опыта погружений и уверенности в себе — у кого — то раньше, у кого — то позже. Главное — убедиться, что ни в глубине, ни в темноте ничего страшного нет, кроме собственной небрежности.

Психические отклонения

Ненормальное странное поведение может возникать при повреждении мозговой ткани в результате церебральной декомпрессионной болезни и газовой эмболии; нарушения высшей нервной деятельности вследствие азотного наркоза, гипотермии, гипоксии мозга и отравления различными газами.



Источник: http://www.dived.ru

добавить комментарий
Rambler's Top100 WebDive. Top100 Дайвинг - рейтинг DIVEtop
© 2005-2011 webdive.ru
Все материалы этого сайта могут использоваться, перепечатываться, распространяться и цитироваться только с указанием активной гиперссылки на первоисточник.
Реклама
Разработка сайта Вебстудия Настройка